МИР ГЛАЗАМИ ХУДОЖНИКА

размещено в: Наши новости | 0

При  слове  «художник»  воображение  сразу  рисует   Леонардо  да  Винчи, Рембрандта,  Шишкина,  Левитана.  Словом,  людей,  умудрённых  жизненным  опытом,  с  задумчивым  взглядом,  обременённых  проблемами,  и  обязательно  с  поседевшей  бородкой.
У  Александра  СВИРИДОВИЧА  пока  нет  ни  того,  ни  другого,  ни  третьего.  А  вот  таланта,  трудолюбия  и  целеустремлённости  ему  не  занимать.  Художник  ещё  не  продаёт  свои  полотна,  не  имеет  фантастических  гонораров  и  не  обладает  известностью,  но  всё  это  у  молодого  дарования  впереди.  А  пока  он  много   работает,  полон  сил  и  творческих  планов.

О  рисовании  и  художественных  пристрастиях

Рисовать  начал,  как  только  научился  держать  предметы  в  ещё  неокрепших  детских  руках.  Одно  из  самых  ярких  воспоминаний  детства  –  рисование  красным  карандашом.  Тягу  к  этому  занятию  мама  разглядела  быстро  и  обернула  мне  на  пользу.  Зачастую  родители  давали  карандаши  и  бумагу,  а  сами  спокойно  занимались  домашними  делами. Они  знали,  что  рисованием  меня  можно  увлечь  на  несколько  часов.
Способность  рисовать  передалась  по  наследству  –  мои  родители  тоже  обладают  этим  даром.  А  я,  наверное,  «усовершенствованная  модель»,  потому  что  талант  двух  людей  слился  в  единое  целое  и  сейчас  не  представляю  себя  кем-то  другим.  После  школы  (а  живёт  наша  семья  в  Дмитриевке)  закончил  Могилёвский  государственный  колледж  искусств  имени  Римского-Корсакова,  отделение  декоративно-прикладного  искусства.  Для  меня  живопись    и  есть  смысл  жизни.
Что  я  люблю  рисовать?  Портреты,  натюрморты,  пейзажи.  Главное,  чтобы   в  работе  был  характер,  эмоция.  Потому  что  если  этого  не будет,  то люди  ничего  не  запомнят  из  увиденного.  Для  них  это  будут  просто  лица,  деревья,  фрукты.  А  это   неправильно.  Работа  художника  должна  воздействовать  на  человека,  вызывать  чувства  и  переживания,  менять  сознание.  Например,  на  меня  неизгладимые  впечатления  оказала  картина  Верещагина  «Апофеоз  войны». Ему, Георгиевскому кавалеру, участнику нескольких войн второй половины XІX века, претило «красивое» описание сражений с батальонами солдат в новеньких мундирах и с блестящими штыками наперевес, с гарцующими на породистых конях молодцеватыми генералами-победителями.    Картина   запоминается  с  первого  взгляда. Художник  написал сухую выжженную степь, и среди неё – пирамида черепов, кружащиеся  вороны, отыскивающие ещё, может быть,  уцелевший кусочек мясца. В картине нечто более  драгоценное  и более высокое, нежели необычайная  верещагинская  виртуозность красок: это глубокое чувство историка и судьи человечества… «Одни распространяют идею мира своим увлекательным словом, другие выставляют в её защиту разные аргументы – религиозные, политические, экономические, а я проповедую то же посредством красок», – говорил этот суровый, мужественный и бесстрашный человек. Благородная заслуга Василия Васильевича Верещагина перед человечеством как раз и заключается в том, что он развенчал эту красивую бравурность действительным показом кровавой сущности войны. Сила его картин была такова, что один прусский генерал советовал императору Александру II «приказать сжечь все военные картины художника, как имеющие самое пагубное влияние».
Мне  тоже  хочется  создавать  картины,  которые бы  имели  смысл  и  вызывали  у  зрителей  эмоции,  запоминались  и  побуждали  к  размышлению.

Об  идеях,  мастерской  и  ценных  вещах

Вряд  ли  я  вам  скажу,  где  черпаю  идеи  для  своих  работ.  Если  подумать,  то  они  повсюду,  просто  нужно  уметь  их  заметить.  А  для  этого  следует  воспитывать  вкус.  Читать  и  смотреть  работы  именитых  мастеров.  Сравнивать  и  анализировать.  Знаете,  как  рождается  картина?  Однажды   утром  просыпаюсь  и  вижу,  как   сестрёнке  тяжело  рано  просыпаться,  как  она  сидит  полусонная  в  обнимку  с  медвежонком…  Это  видение  долго  не  «отпускает»,  воображение  уже  рисует  знакомые  черты,  а  руки  сами  тянутся  к  карандашу  и  бумаге….
Пока  у  меня  нет  мастерской,   поэтому  рисую  дома.  Люблю  писать  картины  на  бумаге  и  на  холсте.  Даже  не  могу  сказать,  какой  материал мне  больше  нравится.  Знаете,  это  всё  равно,  что  рассуждать  о  том, где  вода  водянистей  –  в  ручейке  или  в  океане.  Всё  зависит  от  того,  что  хочу  получить  на  выходе.  И  не  имеет   значения,  работаю  я  с  бумагой,  холстом  или  глиной.  В  каждую работу  вкладываю  душу,  поэтому  чувствую  их    и  отношусь  к  ним  по-разному.

О  выставках  и  современном  искусстве

Я  работаю  в  стиле  реализма.  Другие  направления  не  представляют  для  меня  особого  интереса. Однажды  был  на  вы-ставке,  где  в  одном  из  залов  выставлялось  произведения  современного  искусства.  Ядовитые  цвета  в  сочетании  с  квадратными  людьми  и  фиолетовым  небом  вызвали  у  меня  очень странные  и  противоречивые  эмоции.  Сложилось  впечатление,  что  писавший  это  человек  «страдает»  какими-то  фобиями  или  ещё  чем-то,  чему  спустя  некоторое  время  сам  не  сможет  дать  объяснения,  откуда  взялась  эта  блажь.  Думаю,  что  такие  произведения  недолговечны  и  через  пару  лет  будут  никому  не  интересны.  Они  актуальны  лишь  на  какой-то  короткий  отрезок  времени,  но  на  все   времена  это  искусство  не  годится.  Квадратные  люди  быстро  исчезают  из  выставочных  залов.  Зато  полотна  художников-реалистов  не  могут  не  восхищать.  Не  зря  же  люди  со  всего  мира  едут  в Сикстинскую  капеллу,  музей  Пушкина  и    Третьяковку,  Эрмитаж  и  другие  музеи,  чтобы  полюбоваться  настоящими  шедеврами.

О  странностях  и  человеческом  эгоизме

Пожалуй,  самая  странная  вещь,  с  которой  приходится сталкиваться,  –  это  то,  что  люди  воспринимают  другого  человека  исходя  из  его  возраста.  Иногда  поражает людской  эгоизм  и  то,  как  некоторые любят  себя.  Никто  не  заказывает  натюрморт  или  пейзаж.  Все  хотят  портрет.
Рисую  то,  что  вижу,  никогда  не  отображаю  человека  краше,  чем  он  есть  на  самом  деле.  На  меня  не  действуют  уговоры  людей  сделать  их  чуть  моложе   или  уменьшить,  например,   нос  или  губы.  Считаю  это  недопустимым,  так  как  портрет  должен  отражать  конкретный  отрезок  жизни,  настроение  и  характер.  Шаржи  рисую  крайне  редко,  ведь  не  все  люди  способны  воспринимать  себя  с  юмористической  точки  зрения.

О  любимой  работе, хобби  и  эмоциях

Довольно  часто  во   время  работы  я  абстрагируюсь  от  внешнего  мира,  полностью  погружаюсь  в  другую  реальность.  Написанные  в  таком  состоянии  картины  становятся самыми  дорогими,  потому  что  их  по-настоящему  пропустил  через  своё  сердце.  Одна  из  таких  картин  –  «Дом  ветерана».  Человека,  который  в  нём  жил,  уже  нет  в  живых,  строение  снесли  и  только  моя  картина   является  единственным  воспоминанием  о  том  полуразрушенном  доме.  Он  привлёк  моё  внимание  потому,  что  был  очень  красиво   разрушен,  в нём  была  живая  пластика.  Эта  картина  стала  частью  меня.  Её  не  продам  ни  за  какие  деньги.
Увлекаюсь  танцами,  так  как  в  них  тоже  есть  пластика.  Впрочем,  это  не  совсем  хобби,  а  дополнительная  работа.  Я  преподаю  детям  хип-хоп.   Не  скажу,  что всегда  хорошо  танцевал.  В  школе  танец  был  явно  не  моим  коньком,  и  меня  это  раздражало,  угнетало.  Тогда  я  стал  учиться  этому  ремеслу   и  постепенно  добился  поставленной  цели.
В  танце,  живописи,  как  и  в  любом  виде  искусства,  можно  ярко  выразить  себя,  но  разными  способами.  Ведь  в  искусстве  важно  не  только  выразить  эмоции,  а  заставить  зрителя  почувствовать   эти  эмоции,  дать  ему  побыть  участником  истории.  Именно  к  этому  я  стремлюсь  и  в  живописи,  и  в  танце.  Но  есть  определённое  табу:  я  никогда  не  покажу  откровенную  жестокость  или  насилие.  Негатив,  конечно,  отражаю.  Но  исключительно  для  того,  чтобы  люди  увидели  «чёрные  пятна»  со  стороны  и  хотя  бы  немного  изменились.  А  вот  насилие  –  нет,  потому  что  эмоции  у  людей  должны  быть  позитивными.

О  фотографиях,  персональной  выставке  и  планах

Сейчас  модно  фотографов  называть  фотохудожниками.  Не  думаю,  что  это  правильно.  И   дело   даже  не  в  том,  что  художники  умеют  рисовать  без  помощи  компьютера.  Они  видят  мир  своими  глазами  и  отражают  эту  реальность  в  своих  работах.  А  фотограф  смотрит  на  мир  через  объектив  фотокамеры.  Всё-таки  между  нами  существуют  принципиальные  различия.  Работа  художника  порой  занимает  месяцы.  Фотографу  достаточно  нажать  на  кнопку,  чтобы  запечатлеть  удачный  кадр.
В  то  же  время  и  у  фотографов,  и  у  художников  регулярно  проходят  выставки  своих  работ.  У  меня  была  персональная  выставка  в  Могилёве,   а  помимо  этого  я  участвовал  во  многих  общих  выставках.  Последний  раз  это  был  «Международный  пленер»  в  конце  прошлого  года.  Я  работаю  на  фестивале  «Александрия  собирает  друзей»  в  числе  молодых  художников.
Много  раз  я  думал  о  том,  чтобы  организовать  свою  выставку  в  Кличеве,  но  пока  не   могу  сказать,  насколько  это  возможно.  Потому  что  это  зависит  не  только  от  меня.  В  настоящее  время  могу  лишь  сказать,  что  готов  выставить  более  100  работ.  Точную  цифру  не  назову  по  той  простой  причине,   что  я  никогда  их  не  считал.  Многие  картины  подарил,  что-то  выбросил,  потому  что  не  увидел  в  этом  души.  О  том,  над  чем  я  работаю  сейчас,  пока  не  скажу.  Возможно,  когда-нибудь  вы  это  увидите  своими  глазами.
У  меня  грандиозные   планы  на  будущее,   но  говорить  о  них,  пожалуй,  не  стоит.   Я  мечтаю объездить  многие  страны,  увидеть  мировые  шедевры  своими  глазами.  Но  самое  большое  желание  –  чтобы   все,  кто  меня  учил,  гордились  своим  учеником.

Ольга  ЛАПКО.

Оставить ответ

:wink: :twisted: :roll: :oops: :mrgreen: :lol: :idea: :evil: :cry: :arrow: :?: :-| :-x :-o :-P :-D :-? :) :( :!: 8-O 8)