БЕЗ ВИНЫ ВИНОВАТ

размещено в: Наши новости | 0

На протяжении многих десятилетий имя Аркадия Смолича, известного географа, публициста, педагога от Бога, ближайшего друга Максима Богдановича и Зоськи Верас, настоящего патриота своей Родины, большого энтузиаста и активиста, было незаслуженно забыто. Его публикации были изъяты и надёжно спрятаны, имя вычёркивалось даже из рецензий, биография находилась под грифом «секретно». Смолич был объявлен врагом народа, и в итоге его постигла та же страшная участь, что и тысячи других талантов, живших в то время, – расстрел в ссылке. Реабилитация Тюменским областным судом безвинно погибшего белоруса состоялась лишь в 1957 году.

ПУБЛИЦИСТ, УЧЕНЫЙ, ВОЛОНТЁР…

Знакомясь с жизнью учёного, всё чаще задавала себе вопрос: как он мог распределить 24 суточных часа на столь многогранную и разнообразную деятельность? Ведь, невзирая на глубокую научную работу, большую политическую активность, он находил время на публицистику, участие в общественной жизни и помощь нуждающимся, которую сейчас бы назвали волонтёрской.
Наряду с такими именитыми белорусскими деятелями, как Максим Богданович, Зоська Верас, Игнат Буйницкий и др. Аркадий Смолич был активным участником клуба интеллигенции «Беларуская хатка». Ещё в 1914 году он дебютировал в журналах с этюдами на научно-популярные и общественные темы. И, кстати, получил весьма лестные отзывы о своих работах от именитых белорусских современников.
В 1916 году он, сердобольный и активный, организовывает в Минске первую легальную белорусскую организацию – Общество помощи жертвам войны. Помимо столовой, приюта для детей и нескольких мастерских для беженцев, при обществе была организована первая в Минске белорусская школа. Разумеется, негласная. Смолич писал: «Мои силы сейчас особенно нужны в Минске, чтобы развернуть белорусскую политическую работу и мой долг – быть там…».

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ

Наряду со всем выше перечисленным Смолич был политическим активистом. Он, председатель нелегальной Минской городской организации Белорусской Социалистической громады, регулярно встречался с друзьями-революционерами, где оговаривались весьма непростые, судьбоносные вопросы, касаемые будущего всей республики. Кроме того, именно Аркадий Смолич был редактором скандально известной газеты «Грамада», являвшей собой теоретическую трибуну белорусских социалистов. На её страницах в числе прочих были опубликованы статьи Смолича: «Якi будзе новы парадак», «Зямля», «Родная мова».
«Грамада» под рубрикой «Беларусюя справы» («Беларускiя справы») сообщила о съезде белорусских организаций и создании Белорусского национального комитета в Менске, а также о пробуждении белорусов к политической жизни в других городах.
Так что вполне закономерно дальнейшее участие Аркадия в подготовке и проведении Первого Всебелорусского съезда.
В 1918 году он становится одним из инициаторов провозглашения БНР (Белорусской Народной Республики), занимает должность секретаря народного просвещения, а после распада БНР совместно с другими деятелями организовывает Социал-демократическую партию. При этом является автором проекта её программы и одним из теоретиков демократизма Беларуси. С 1917 по 1920 годы Смолич активно участвовал практически во всех акциях, связанных с определением судьбы Беларуси.

БЕСЦЕННЫЙ ВКЛАД В НАУКУ

И всё же, невзирая на политические успехи, он, прежде всего, учёный. Причём самоотверженно преданный избранному%d1%81%d0%bc%d0%be%d0%bb%d0%b8%d1%87-%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-1905-%d0%b8-1910-%d0%b3%d0%b3 делу.
В 1918 году в минском доме Кантаровича он начинает кропотливую работу над созданием своей самой знаменитой работы –«Геаграфія Беларусі». Интересно, что в наши дни этот факт дал почву для работы исследователей, которые пытаются выяснить, действительно ли 27-летний Аркадий Антонович в то время познакомился с будущим нобелевским лауреатом по экономике Леонидом Кантаровичем, который был ещё ребёнком.
Всего через год фундаментальный труд был завершён и впоследствии выдержал несколько переизданий.
В этой работе среди прочего Смолич высказывает предположение о том, что в древности на белорусской земле существовало «Геродотово море», на месте которого спустя столетия остались великие болота, что лежат вдоль реки Припять и озёра: «Князь-озеро», «Выгошанское озеро», «Чёрное озеро». Данное предположение и поныне будоражит умы учёных.
В итоге «Геаграфія Беларусі» оказалась в списке «вредительских» и была запрещена в Польше, Литве, Латвии и Советском Союзе. Автор, разумеется, тоже.
Всего же после 1919 года свет увидели более 30 разнообразных научных работ учёного, которые затрагивали вопросы5-%d0%be%d0%b1%d0%bb%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%bd%d1%8b%d0%b5-%d0%ba%d1%83%d1%80%d1%81%d1%8b-%d0%b3%d0%b5%d0%be%d0%b3%d1%80%d0%b0%d1%84%d0%be%d0%b2-%d0%bf%d1%80%d0%b8-%d0%b8%d1%88%d0%b8%d0%bc%d1%81%d0%ba экономики, картографии, научной белорусской терминологии. Довольно интересно, что Смолич стремился не использовать иностранных и заимствованных слов в своих работах. Для них он находил белорусские эквиваленты: вместо экспорта – вывоз, вместо импорта – ввоз и т.д.
Помимо географических работ он являлся редактором ряда терминологических сборников, участвовал в составлении ботанического и сельскохозяйственного выпусков, работал над составлением атласа БССР.
Стоит заметить, что свои фундаментальные знания Аркадий Антонович стремился донести до людей не только при помощи публицистики, но и преподаванием. В сентябре 1920-го года из-за наступления польской армии он покидает Гродно и переезжает в Вильну, где принимает участие в создании белорусского товарищества, занимает пост его первого председателя. Позже это товарищество сыграет немалую роль в борьбе трудящихся Западной Беларуси за национальную школу и культуру. Кроме того, Смолич работает преподавателем Виленской гимназии. Его лекции справедливо вызывают большой интерес у аудитории. И в настоящее время белорусские экономисты приводят для студентов выдержки лекций Смолича. Например, эту: «Как писала в 1910 г. «Наша Ніва», «англичане из Лондона едят масло из Дисны и яйца из-под Радошковичей».
Словам Смолича верили в учёных кругах и не подвергали их сомнению, поскольку наш земляк был не просто географом, а являлся одним из самых влиятельных белорусских учёных-экономистов 1920-х годов. Именно так охарактеризовал его народный комиссар земледелия БССР, заместитель Председателя Госплана БССР Дмитрий Прищепов.
В 1922 году Аркадий Антонович подводит черту под своей политической деятельностью. Он переезжает в Минск для проведения культурно-научной работы ещё до амнистии правительством БНР. И вновь проявляет себя как человек деятельный, активный и целеустремлённый. Вначале заведует планово-экономическим отделом наркомата земледелия, после преподаёт географию в БГУ. Это его усилиями в университете появляются кафедра краеведения и географический кабинет, это Смолич инициирует проведение сначала Минской, а после и Всебелорусской краеведческих конференций, это при его непосредственном участии основывается журнал «Наш край», а позже ещё один журнал «Плуг». Кроме того именно Смолич в составе комиссии Госплана БССР в процессе районирования территории Беларуси делит её на 10 административно-хозяйственных округа, прилагает немалые усилия для открытия Гори-Горецкой сельскохозяйственной академии, Научно-исследовательского института сельского хозяйства и лесоводства в Минске, Института белорусской культуры, на базе которого впоследствии появилась Академия наук.
В 1926 году по рекомендации ректора БГУ Владимира Пичеты Смолич становится первым белорусским профессором географии. Он как никто другой заслужил это право, поскольку его вклад в исследование Беларуси безграничен и не имеет аналогов. Это видят и в учёных кругах: Русское географическое общество награждает Аркадия Антоновича малой золотой медалью, а выдающийся российский географ Пётр Семёнов–Тян–Шанский пророчит Смоличу большие перспективы в избранном географическом направлении и называет исследователем-новатором.
К сожалению, новаторский подход белорусского энтузиаста нравился далеко не всем.

ВОСХОЖДЕНИЕ НА ГОЛГОФУ

В 1930-м году на научной деятельности Аркадия Антоновича был поставлен крест. В конце июня его арестовали по сфабрикованному делу мифической организации «Союз освобождения Беларуси». Этот процесс положил начало активной борьбе власти с национал-демократами и прочими «врагами народа» и явился первым массовым внесудебным процессом БССР.
Более ста белорусских учёных, общественно-политических деятелей и писателей обвинили в следующем: «Являлись членами контрреволюционной организации «Союз возрождения Белоруссии» (СВБ), в дальнейшем переименованной в «Союз освобождения Белоруссии» (СОБ). Осуществляли организованное вредительство на культурном, идеологическом и других участках социалистического строительства, проводили антисоветскую националистическую агитацию, направленную на замедление темпов развития Белоруссии по социалистическому пути, ставя окончательной целью отрыв Белоруссии в этнографических границах от Советского Союза и создание так называемой «Белорусской Народной Республики (БНР)».
Материалы дела составили 29 томов. На Смолича, который якобы являлся членом руководства (наряду с Я. Купалой, И Красов-ским, С. Некрашевичем и др.), было направлено особо пристальное внимание чекистов. Такой прессинг выдерживали далеко не все. Доведённый до отчаяния Я. Купала в ноябре 1930 года пытался покончить с собой, в феврале 1931 года после очередного допроса органами ГПУ покончил жизнь самоубийством Всеволод Игнатовский, бывший президент Белорусской академии наук. Но Смолич был сильнее обстоятельств. В итоге после разбирательства его сослали на 5 лет в г. Оса Пермской области, оттуда – в г. Ишим Тюменской области. Но и там он находит способ реализовать себя – с 1932 года преподаёт в Ишимском педтехникуме.
В 1935 году Аркадию Антоновичу великодушно даруют «свободу» без права проживания в Москве, Ленинграде и столицах республик Советского Союза. Он пробует вернуться домой, но в итоге остаётся в Ишиме. Казалось, всё позади – обвинения сняты, работа налажена, жизнь постепенно вошла в нужную колею. Он проводит со студентами ряд научно-исследовательских экспедиций, итогом которых стала научная работа «Зона лиственных лесов и пойм Западной Сибири на меридиане Ишима». Как оказалось, эта работа стала последней в жизни гениального учёного, она так и осталась в рукописи.
18 июля 1937 года Смолич вновь был арестован, а спустя год расстрелян в Омске. Долгое время его семья находилась в неведении и опальном положении. Лишь в 1957 году Аркадий Антонович был реабилитирован посмертно, окончательная же реабилитация профессора состоялась 10 июня 1988 года.
Несладко пришлось и друзьям Аркадия Смолича, которые на протяжении многих лет держали связь с его женой и дочерьми. Так, Зоська Верас в одном из интервью газете «Наша Нива» вспоминала, как её воспоминания «Пяць месяцаў ў Менску» буквально сняли с печатной машинки только за то, что там упоминалось имя Смолича. Той же газете она в 1985 году говорила: «Я тоже хотела бы знать, какая вина была Аркадия Смолича… Хоть недавно читала довольно злостную критику на него… А я что могу иметь против него? Мы же с ним так хорошо дружили. Называл меня «сестрёнкой». У меня много его писем. Его жены ещё больше…».

ИМЯ СМОЛИЧА СЕГОДНЯ

С момента окончательной реабилитации Аркадия Антоновича прошло менее 30-ти лет. Его имя вышло из тени неведения и заслуженно стало в ряд великих учёных. В БГУ, как и во всей республике, регулярно проводятся вечера памяти учёного. Особое внимание – со стороны жителей Кличевского района. Уже стали традиционными Смоличские чтения, которые проходят с участием именитых белорусов на родине учёного – в агрогородке Бацевичи, районная библиотека организует выставки, посвящённые Смоличу, музей свято хранит вещи нашего земляка, переданные его родными.
Но не только у нас чтут это имя. В виртуальном музее Гулага можно найти фотографии Аркадия Антоновича и копию его рукописи «О подготовке преподавателей географии в условиях Ишима» (1934г.).
В наши дни одной из высших наград Белорусского географического общества является медаль А. А. Смолича. В 2015 году в Беларуси появилась первая Народная стипендия имени Аркадия Смолича, которая назначается студентам не за успехи в обучении, а за активную общественную деятельность.
Несмотря на то, что Смолич так и не был удостоен звания действительного члена Белорусской академии наук (хотя был выдвинут в своё время на его получение), в 2001 году академик Пётр Никитенко и исследователь истории экономической мысли Беларуси Виталий Бусько сочли необходимым включить имя Аркадия Антоновича в свой сборник о первых академиках нашей страны.

Подготовила Ольга ЛАПКО.